Скачать мобильную версию журнала «За Русский Народ»

Депутат Заксобрания от ЛДПР Николай Тюлькин об украденных у кировчан выборах и итогах 2019 года

Депутат Законодательного собрания Кировской области, член фракции ЛДПР Николай Тюлькин поделился с порталом Newsler.ru своим мнением о значимых событиях 2019 года, о том, действительно ли существует кризис законодательной власти и какими могут быть выборы-2021.

 

Об аресте бывшего регионального секретаря «Единой России» Владимира Быкова

 

- Николай Романович, какое событие в текущем году вы считаете самым важным?

 

- Событий было много. Из самых запоминающихся: арест бывшего спикера областного Законодательного собрания, единоросса Владимира Быкова. Я напомню, что ЛДПР на протяжении многих лет обращала внимание на махинации команды Быкова, когда тот еще занимал должность главы города. На выборах в Городскую Думу наша команда шла с требованием ревизии всего городского хозяйства. И именно по заявлению и требованию депутатов ЛДПР в городской Думе администрация города признала ущерб, нанесенный городу командой Быкова.

 

- Вместе с тем, вы, как депутат, почти 3 года проработал под руководством Владимира Быкова...

 

- Да, к сожалению. Наша система редко сдает своих руководителей, которым Быков несомненно являлся. Мне трудно сказать, что послужило катализатором его падения. Возможно, действия оппозиции. Возможно, кто-то в силовых структурах решил, что с него хватит терпеть этот беспредел. А, может быть, дело в чем-то совершенно другом.

Впрочем, подчеркну, что дело Быкова еще очень далеко от завершения. И часть следующего года мы проведем, наблюдая и за судебным процессом, и за событиями, которые развернутся вокруг него.

 

- Вы считаете, что Быков может «отделаться легким испугом»?

 

- Напротив, я думаю, что ему дадут приличный срок. Потому, что посадить бывшего секретаря «Единой России», значит заслужить большую звездочку на погоны. Думаю, что наши правоохранители не упустят такого шанса.

 

- Можно ли проводить параллели между арестом губернатора Белых и Владимира Быкова?

 

- Безусловно. Потому, что, по версии следствия, как минимум с 2014 года городом и областью руководил отъявленные жулики. Я напомню, что недавно кировский Следственный комитет оценил ущерб, нанесенный области от коррупции, в 1 млрд. 950 миллионов рублей. Это только официальные цифры за этот год. А сколько было разворовано, когда у власти стояли Белых и Быков? Страшно представить.

Кстати, я напомню, что друг Владимира Быкова Дмитрий Никулин (сейчас - осужденный) в этом созыве городской Думы был назначен единороссами главой комиссии по этике и главой фракции...

О кризисе законодательной власти региона и украденных у кировчан выборах

 

- Является ли арест Быкова - это показатель кризиса законодательной власти региона?

 

- На мой взгляд, в нынешнем своем созыве Законодательное собрание недееспособно: большинство депутатов, к сожалению, голосует не в интересах своих избирателей, а в интересах либо чиновников, либо олигархических структур. Причина этого понятна: в ОЗС большинство за единороссами. И это - молчащее большинство. Они не спорят с областным правительством и не борются за интересы кировчан. Достаточно вспомнить пенсионную реформу: ЛДПР и другие оппозиционные партии голосовали против. Но наших голосов было недостаточно, чтобы заблокировать эту антинародную инициативу. Молчащее большинство единороссов было «за».

 

- Но разве не сами кировчане выбрали эту власть?

 

- Если мы посмотрим критично на результаты выборов, то за оппозицию в 2016 году проголосовало больше кировчан, чем за партию власти. Но в итоге у партии власти - тотальное большинство мест в областном парламенте.

 

- Почему так получилось?

 

- Причина - в смешанной системе. Половина депутатов выбирается по спискам, половина - по мажоритарным округам. То есть, грубо говоря, придя на избирательный участок, избиратель получает два бюллетеня: в первом ему предлагается проголосовать за партию, во втором - за кандидата по его одномандатному округу. Результаты по партиям были таковы: за «Единую Россию» проголосовало 35,9%, за ЛДПР - 25,85%, за КПРФ - 14,8%, за «Справедливую Россию» - 13,74%. Не трудно посчитать, что оппозицию поддерживает больше кировчан. А теперь посмотрите, как распределись депутатские места: у «Единой России» - 37 депутатов, у ЛДПР - 8 депутатов, у КПРФ - 4 депутата, у СРов - 5 депутатов. Согласитесь, это не отражает настроений кировчан, даже если мы признаем, что «Единая Россия» не жульничала и провела выборы честно.

 

Иными словами, по спискам (когда гражданам предлагается проголосовать за партии) «Единая Россия» с треском проиграла. Зато победила почти во всех одномандатным округах, забрав половину мандатов.

 

- Значит, партия власти была более эффективна на местах?

 

- Конечно, нет. Во-первых: большинство так называемых одномандатников, будучи единороссами, шли на выборы под «нейтральным флагом». Например, от ОНФ.

 

Во-вторых, в отличии от списка (где учитывается процент голосов за партию), в округе победа обеспечивается простым большинством голосов. Поэтому власть зачистила самых сильных кандидатов от оппозиции (к примеру, так сняли нашего кандидата Николая Дубравина) и, конечно, власти пользовались административным ресурсом.

 

Зачем нужны честные выборы?

 

- Хорошо. Вы говорите, что власть жульничала. Но ведь люди не вышли на акции протеста? Значит, они это приняли?

 

- Безусловно. Но давайте зададимся вопросом: а зачем нужны честные выборы? Зачем нужен многопартийный парламент? Ответ очевиден: для того, чтобы власть работала эффективно. Точнее: чтобы у нее был стимул работать эффективно.

 

Понимаете, чиновники не хотят работать. Это, к сожалению, нормальное свойство человеческой натуры: потыкать собственность лени. Фальсификация, обман и подлог на выборах - это попытка власти уклониться от ответственности.

 

Для регионального правительства куда удобнее иметь «карманное» Заксобрание, депутаты которого не задают никаких вопросов. Для чиновников так проще. Но в итоге от этого страдает всё: потому, что без критики не бывает успеха.

 

- Вы считаете, что парламент - это место для дискуссий?

 

 - Да, несомненно. Для дискуссий, для споров, для политической борьбы.

 

 - Но сегодняшнее Заксобрание не таково?

 

 - Да. Самый яркий пример: фракции лишили пятиминуток, времени, когда представители оппозиции могли на камеру заявить о своем несогласии с тем или иным законопроект.

 

Или посмотрите на то, как работает аппарат Заксобрания: он «заточен» на партию власти и работает исключительно на единороссов. Точно такой же философии придерживается и пресс-служба Заксобрания.

 

Нынешний пресс-секретарь Заксобрания Павел Караваев прямо говорит моим коллегам по оппозиционным партиям, что на сайте Заксобрания не должно быть никакой политики. Вы представляете? На сайте представительного органа «не должно быть никакой политики»!

Что делать, если вы против «Единой России»?

 

- Но что делать нам, простым избирателям, если мы не хотим, чтобы у «Единой России» было большинство? Если мы хотим вернуть в представительный орган дискуссию?

 

- Ответ прост: в 2021 году состоятся очередные выборы. И вас, уважаемые избиратели, снова попытаются надуть. Приходите на избирательные участки и внимательно посмотрите: к какой партии относится тот или иной кандидат. Если он беспартийный, то трижды подумайте: "а не скрытый ли он единоросс?” Вспомните, как голосовали единороссы, к примеру, по вопросу пенсионной реформы. Вспомните и сделайте правильный выбор.

 

- А есть в России партии, способные перехватить у «Единой России» большинство?

 

- В Хабаровском крае это уже сделала ЛДПР. Наши коллеги сразу урезали надбавки для чиновников и пустили эти деньги на питание детей в школах. ЛДПР имеет все шансы стать правящей партии. Однако, подчеркну, что наиболее правильная конструкция - это многопартийный парламент, где представлены все политические силы. И где ни у кого нет радикального преимущества.

 

О слабости местного самоуправления и необходимости реформ

 

- В этом году вы много критиковали городскую администрацию Кирова...

 

- Да. И я продолжу ее критиковать. Потому, что то, что сегодня происходит в сфере муниципального управления Кирова порою просто невозможно комментировать без нецензурной лексики.

 

Взять хотя бы природные катаклизмы. Например, недавно в Кирове прошел дождь. Никто этого не ждал. Власти оказались к этому не готовы. Сотни кировчан травмированы. Кто за это ответил? Глава администрации Илья Шульгин даже не извинился перед горожанами за свою ошибку, а надо бы.

 

- Многие говорят, что дело не в Шульгине, что город не мог быть готов к такой природной аномалии...

 

- А зачем нам власть, которая никогда и ни к чему не готова?.. Впрочем, я понимаю о чем вы говорите. Действительно, сегодня на примере Кирова мы видим полную деградацию местного самоуправления.

 

- С чем связана эта деградация?

 

- В первую очередь, с вопросами финансирования. Основной источник собственного дохода города - это налог на доходы физических лиц. Но и то не весь, а лишь его часть - примерно 10%. В целом налоги платятся по вертикали: все основные потоки стекаются в федеральный бюджет. Затем федеральный бюджет субсидирует региональные бюджеты (в зависимости от «вертикального» и «аппаратного» статуса губернатора). И лишь затем региональные бюджеты субсидируют муниципалитеты.

 

Итог этой политики плачевен: у городов нет денег от слова «совсем». Они кое-как пытаются латать дыры за счет приватизации своего имущества. Но в том же Кирове уже продавать нечего. Поэтому единственный выход - брать банковские кредиты, что, кстати, сейчас и делает администрация Кирова под руководством Ильи Шульгина.

 

- То есть Шульгин не виноват в сложившейся ситуации?

 

- Разумеется, часть вины лежит и на нём. Он ведь не возмущается этой ситуацией. Хотя, конечно, в России необходима муниципальная реформа. Все это понимают. Существующая система «иссушает» города и регионы. Не дает им нормально развиваться.

 

Но взять на себя политическую ответственность и рискнуть своим положением в системе пока никто не решился.

 

- И опять вопрос: что делать?

 

- И опять ответ: приходить на выборы (смеется). Потому, что одно дело, когда у оппозиции меньшинство в парламент. И совершенно другое, когда меньшинство у «Единой России».